Preview

Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО

Расширенный поиск

Оценка риска здоровью населения, обусловленного качеством вод централизованных систем водоснабжения (на примере частного сектора г. Уфы)

https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-12-56-63

Полный текст:

Аннотация

Введение. В настоящее время обеспечение населения питьевой водой, соответствующей современным гигиеническим нормативам в условиях природного и антропогенного загрязнения, является приоритетной задачей. Так Федеральным проектом «Чистая вода» предусмотрено совершенствование коммунальной инфраструктуры с целью улучшения качества подаваемой воды и информирования населения.

Цель исследования: гигиеническая оценка приоритетных факторов риска здоровью населения г. Уфы, связанного с качеством питьевой воды централизованных систем водоснабжения, в рамках реализации Федерального проекта «Чистая вода» в Республике Башкортостан (РБ).

Материалы и методы. В исследовании использованы материалы регионального информационного фонда социально-гигиенического мониторинга по 8 водоразборным колонкам, распложенным в 6 административных районах города, за 2016–2018 гг. Органолептический риск, связанный с качеством питьевой воды, выполняли согласно МР 2.1.4.0032–11. Оценка риска здоровью населения проведена с соблюдением условий и требований Р 2.1.10.1920–04.

Результаты. В питьевой воде водоразборных колонок г. Уфы за период 2016–2018 гг. превышения гигиеничеких нормативов по санитарно-химическим и микробиологическим показателям не обнаружены. Полученные результаты органолептического и неканцерогенного рисков во всех пробах воды соответствуют диапазону приемлемого уровня риска здоровью. Популяционный канцерогенный риск для здоровья населения составил менее 1 случая. В питьевой воде водоразборной колонки на ул. Олимпийской обнаружен неприемлемый суммарный канцерогенный риск для здоровья населения за счет присутствия в воде тригалогенметанов и гербицидов.

Заключение. Благодаря полученным результатам исследования рекомендовано проведение превентивных и оздоровительных мероприятий, направленных на снижение химической нагрузки на здоровье населения г. Уфы.

 

Для цитирования:


Рахматуллина Л.Р., Сулейманов Р.А., Валеев Т.К., Рахматуллин Н.Р., Рафиков С.Ш., Бактыбаева З.Б. Оценка риска здоровью населения, обусловленного качеством вод централизованных систем водоснабжения (на примере частного сектора г. Уфы). Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2021;1(12):56-63. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-12-56-63

For citation:


Rakhmatullina L.R., Suleimanov R.A., Valeev T.K., Rakhmatullin N.R., Rafikov S.S., Baktybaeva Z.B. Assessment of Health Risks Posed by Water Quality in the Centralized Supply Network of Private Sector Housing in Ufa. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2021;1(12):56-63. (In Russ.) https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-12-56-63

Введение. В рамках реализации Федерального проекта «Чистая вода» на период 2019–2024 гг.предусмотрено строительство и модернизация сетей централизованного водоснабжения на территориях с полным отсутствием и износом коммунальной инфраструктуры. Основными задачами проводимых мероприятий являются2: совершенствование системы мониторинга, выявление наиболее приоритетных загрязнителей на каждой территорий, оценка изменений качества питьевой воды и влияние на состояние здоровья с последующим информированием населения.

Водоразборная (водопроводная, водозаборная) колонка (ВРК) – комплекс технических сооружений (колонна с рычагом, трубный стояк, эжектор) для подачи питьевой воды из систем централизованного водоснабжения проживающим в населенных пунктах, где отсутствуют внутридомовые водопроводные сети. В настоящее время количество ВРК значительно сократилось в связи с рядом факторов: развитием городской инфраструктуры путем ликвидации частного сектора, миграцией/убылью населения, использованием нецентрализованных источников водоснабжения, несанкционированным отбором воды с ВРК и других. Однако ВРК применяются населением и порой являются единственным источником питьевой воды, особенно в частном секторе. Для реализации поставленных задач повсеместно [1–12] используется методология оценки риска, которая позволяет определить приоритетные соединения среди разнообразия перечней показателей, спрогнозировать и минимизировать последствия для состояния окружающей среды и здоровья населения, а также разработать и принять управленческие решения.

Цель исследования: гигиеническая оценка приоритетных факторов риска здоровью населения г. Уфы, связанного с качеством питьевой воды централизованных систем водоснабжения, в рамках реализации Федерального проекта «Чистая вода» в Республике Башкортостан (РБ).

Материалы и методы исследования. Гигиеническую оценку качества воды из централизованной системы водоснабжения, используемого населением г. Уфа для хозяйственно-питьевого назначения, выполняли по материалам регионального информационного фонда социально-гигиенического мониторинга за 2016–2018 гг. по основным ВРК в 6 административных районах города (демский, калининский, кировский, ленинский, октябрьский и орджоникидзевский). Данные о численности населения г. Уфы получены из Федеральной службы государственной статистики по РБ3.

В настоящее время система централизованного водоснабжения частного сектора г. Уфы включает в себя 5 основных водозаборов, из которых 1 открытого типа – Северный ковшовый (ВРК по ул. Ахметова и Станиславского) и 4 подземных инфильтрационных – Северный (ВРК по ул. Чехова, Одесской и Тимашевской), Южный (ВРК по ул. Сочинской), Демский (ВРК по ул. Юматовской) и Шакшинский (ВРК по ул. Олимпийской). Водоподготовка ведется по классической схеме с использованием гипохлорита натрия. В систему очистных сооружений входят: микрофильтры, горизонтальные отстойники, скорые фильтры, система ультрафиолетового обеззараживания, хлораторные и озонаторные установки4.

В питьевой воде проанализировано 30 показателей, из них 4 микробиологических (общее микробное число, колифаги, общие и термотолерантные колиформные бактерии) и 26 санитарно-химических показателей, из которых выявлено 6, влияющих на органолептические свойства воды с учетом лимитирующих показателей вредности согласно СанПиН 1.2.3685–215, а также 9 соединений из группы 1, 2А, 2В по классификации МАИР с доказанными или вероятными канцерогенными свойствами для дальнейшего исследования.

Гигиеническую оценку органолептическихсвойств питьевой воды проводили на основе МР 2.1.4.0032–116. Согласно МР 2.1.4.0032–11 приемлемый риск не превышает 0,1.

Оценку риска ольфакторно-рефлекторных свойств питьевой воды рассчитывали согласно уравнениям (1) и (2) МР 2.1.4.0032–11:

(1)

где
π – 3,14...,
е – основание натурального логарифма,
d – знак дифференциала,
t – доверительный коэффициент;

Оценку уровня неканцерогенного, канцерогенного и популяционного риска выполняли с учетом условий и требований Р 2.1.10.1920–047.

Исследование включало выполнение следующих этапов: 1) идентификация опасности; 2) оценка зависимости «доза–ответ»; 3) оценка экспозиции; 4) характеристика рисков.

Для расчета неканцерогенных рисков определяли: 1) коэффициент опасности (HQ) – соотношение среднесуточной дозы к референтной (безопасной) дозе; 2) индекс опасности (HI) путем суммирования HQ по критическим органам и системам. Согласно Р 2.1.10.1920–04 приемлемый риск для неканцерогенного риска составляет 1,0.

Индивидуальный канцерогенный (CR) и популяционный риск (PCR) рассчитывались по формулам (3) и (4) соответственно:

CR = LADD × SFo, (3)

где LADD – среднесуточная доза в течение жизни, мг/(кг×день);

SFo – фактор наклона, мг/(кг×день)–1;

PCR = CR × POP, (4)

где CR – индивидуальный канцерогенный риск, POP – численность популяций, чел.

Интерпретацию полученных результатов канцерогенного риска проводили согласно табл. 1.

Таблица 1. Критерии приемлемости канцерогенного риска согласно Р 2.1.10.1920–04
Table 1. Acceptance criteria for carcinogenic risk according to Guidelines R 2.1.10.1920–04

Результаты. За анализируемый период исследования в г. Уфе согласно материалам лабораторных данных достоверных превышений гигиенических нормативов по санитарно-химическим и микробиологическим показателям не зарегистрировано, однако обнаружено присутствие в питьевой воде соединений 1–2-го классов опасности с доказанной канцерогенной активностью из группы галогенпроизводных углеводородов (тригалогенметаны), пестицидов и солей тяжелых металлов.

Результаты оценки органолептического риска (табл. 2) демонстрируют, что превышений приемлемого значения во всех образцах воды ВРК (< 0,1) по анализируемым показателям не установлено.

Таблица 2. Результаты расчетов органолептического риска, обусловленного качеством питьевой воды на отдельных территориях г. Уфы
Table 2. Results of assessing health risks posed by organoleptic parameters of tap water in select areas of the city of Ufa

Полученные результаты оценки неканцерогенных рисков представлены в табл. 3 и свидетельствуют о том, что значения не превышают приемлемых значений допустимого уровня риска со стороны всех органов и систем. При одновременном поступлении химических соединений с наиболее значимыми коэффициентами неканцерогенного риска выявлены следующие органы и системы: органы желудочно-кишечного тракта (HI = 0,23–0,784) в связи с присутствием в питьевых водах фенола (HQ = 0,000074), общего хрома (HQ = 0,0197–0,043), формальдегида (HQ = 0,0053) и меди (HQ = 0,189–0,753); печени (HI = 0,567–1,0) – меди (HQ = 0,189– 0,753); трихлорметана (HQ = 0,04–0,158), 2,4-Дихлорфеноксиуксусной кислоты (HQ = 0,064), тетрахлорметана (HQ = 0,061), трихлорэтилена (HQ = 0,036), общего хрома (HQ = 0,0197–0,043), тетрахлорэтилена (HQ = 0,0107), бромдихлорметана (HQ = 0,0066–0,0128), дибромхлорметана (HQ = 0,0045–0,026) и формальдегида (HQ = 0,0053); почек (HI = 0,597–0,748) – трихлорметана (HQ = 0,04–0,158), тетрахлорэтилена (HQ = 0,0107), 2,4-Дихлорфеноксиуксусной кислоты (HQ = 0,064), тетрахлорметана (HQ = 0,061), трихлорэтилена (HQ = 0,036), общего хрома (HQ = 0,0197–0,043), бромдихлорметана (HQ = 0,0066–0,0128), ртути (HQ = 0,036), кадмия (HQ = 0,043), нефтепродуктов (HQ = 0,214), кальция (HQ = 0,0762–0,123), фенола (HQ = 0,000074) и формальдегида (HQ = 0,0053). Отметим, что наибольший вклад в формирование неканцерогенного риска при хроническом пероральном поступлении вносят такие соединения, как медь (74,65 %), 2,4-Дихлорфеноксиуксусная кислота (6,3 %) и тетрахлорметан (6,15 %).

Таблица 3. Результаты расчетов неканцерогенного риска, обусловленного качеством питьевой воды на отдельных территориях г. Уфы
Table 3. Results of assessing non-carcinogenic risks posed by tap water quality in select areas of the city of Ufa



* Примечание: 1 – 2,4-Дихлорфеноксиуксусная кислота (2,4-Д); 2 – бромдихлорметан; 3 – дибромхлорметан; 4 – железо; 5 – кадмий; 6 – кальций; 7 – марганец; 8 – медь; 9 – нефть и нефтепродукты; 10 – ртуть; 11 – свинец; 12 – тетрахлорметан; 13 – тетрахлорэтилен; 14 – трихлорметан; 15 – трихлорэтилен; 16 – фенол; 17 – формальдегид; 18 – общий хром.
* Notes: 1 – 2,4-dichlorophenoxyacetic acid (2,4-D); 2 – bromodichloromethane; 3 – dibromochloromethane; 4 – iron; 5 – cadmium; 6 – calcium; 7 – manganese; 8 – copper; 9 – oil and oil products; 10 – mercury; 11 – lead; 12 – carbon tetrachloride; 13 – tetrachloroethylene; 14 – trichloromethane; 15 – trichloroethylene; 16 – phenol; 17 – formaldehyde; 18 – total chromium.

Уровни индивидуальных канцерогенных рисков семи ВРК по всем анализируемым соединениям (табл. 4) находятся в пределах диапазона допустимого риска (10–6–10–4), что согласно Р 2.1.10.1920–04 оценено как пренебрежительно малый и предельно-допустимый риск. Суммарные канцерогенные риски по семи ВРК на территориях г. Уфы характеризуются как приемлемые уровни и отнесены ко второму диапазону. Рассчитанные значения суммарного канцерогенного риска ВРК по ул. Олимпийская (1,03E-04) характеризуются как приемлемые только для профессиональных групп и неприемлемые в целом для здоровья населения (третий диапазон риска). Установлено, что в формировании суммарного канцерогенного риска выступают соединения 1–2-го классов опасности из группы галогенпроизводных углеводородов (тригалогенметаны) и гербицидов: дибромхлорметан (11,7–42,4 %), бромдихлорметан (13,0–18,19 %) и 2,4-Дихлорфеноксиуксусная кислота (11,8–19,24 %).

Таблица 4. Уровень канцерогенного риска для здоровья населения, обусловленного качеством питьевых вод, подаваемых населению отдельных территорий г. Уфы
Table 4. The level of carcinogenic risk posed by tap water quality in select areas of the city of Ufa


* Примечание: Численность населения: ул. Чехова – 380 чел.; ул. Одесская – 155 чел.; ул. Сочинская – 90 чел.; ул. Ахметова – 130 чел.; ул. Юматовская – 55 чел.; ул. Олимпийская – 130 чел.; ул. Станиславского – 445 чел.; ул. Тимашевская – 580 чел.
* Note: Size of population (people): Chekhov Street – 380; Odesskaya Street – 155; Sochinskaya Street – 90; Akhmetov Street – 130; Yumatovskaya Street – 55; Olimpiyskaya Street – 130; Stanislavsky Street – 445; Timashevskaya Street – 580.

Уровни популяционных канцерогенных рисков для населения, использующего питьевую воду на отдельных территориях г. Уфы, составили: для жителей, употребляющих воду из ВРК по ул. Чехова – 0,031, Одесской – 0,0097, Сочинской – 0,0057, Ахметова – 0,0106, Юматовской – 0,0035, Олимпийской – 0,013, Станиславского – 0,036, Тимашевской – 0,037 случая.

Обсуждение. По данным Федерального информационного фонда Социально-гигиенического мониторинга (ФИФ СГМ) в воде централизованных систем РБ наиболее приоритетными показателями являются: общая жесткость, железо, медь, марганец, сульфаты, кальций, галогенпроизводные соединения, тяжелые металлы, пестициды и т. д. Присутствие вышеуказанных соединений в питьевой воде обусловлено как природными (содержание химических соединений в почве, сезонность и др.), так и антропогенными факторами (высокоразвитая промышленность и сельское хозяйство; загрязнение реагентами и продуктами трансформации на этапе обеззараживания; изношенность водопроводных сетей; аварии в наиболее уязвимых участках сети; физический/моральный износ оборудования на станциях водоподготовки и в лабораториях и др.).

В настоящее время одним из основных этапов водоподготовки является обеззараживание питьевой воды препаратами хлора. Главным преимуществом хлорирования воды является сохранение остаточного хлора, что предотвращает вторичное загрязнение воды до поступления потребителю. Использование препаратов хлора (жидкий хлор, гипохлорит натрия, гипохлорит кальция и т. д.) ведет к образованию и вторичному загрязнению питьевой воды хлорорганическими соединениями, в том числе и тригалогенметанами (ТГМ).

В ходе исследования в питьевой воде ВРК обнаружены ряд ТГМ (трихлорметан, тетрахлорметан, бромдихлорметан и дибромхлорметан) и включены для исследования канцерогенного риска в связи с тем, что данные соединения являются возможными канцерогенами (группа 2В согласно классификации МАИР) и отнесены к 1-му и 2-му классам опасности.

Согласно полученным результатам наиболее напряженная ситуация отмечается в воде ВРК по ул. Олимпийской (Шакшинский водозабор). В качестве источника питьевых вод в Шакшинском водозаборе используют подземные источники. Отметим, что на этапе обеззараживания питьевая вода подвергается обработке путем применения бактерицидных установок УФО и гипохлорита натрия (NaOCl). Выявленный суммарный канцерогенный риск превышает предельно-допустимый уровень риска и может оказывать нежелательные эффекты на состояние здоровья населения за счет присутствия в питьевой воде продуктов трансформации (дибромхлорметан – 42,4 % и бромдихлорметан – 15,4 %). Данные соединения образуются на этапе обеззараживания препаратами хлора в процессе водоподготовки.

Полученные результаты исследования согласуются с рядом отечественных [3][4][11][21–25] и зарубежных [8][13–20] работ по проблемам, связанным с качеством вод централизованного водоснабжения. В целях предотвращения возможного негативного влияния необходимы мероприятия по снижению приоритетных химических соединений до максимально низких и технически достижимых значений для сокращения химической нагрузки на здоровье населения города.

Заключение. Таким образом, вода из ВРК централизованного водоснабжения г. Уфы в целом соответствует установленным гигиеническим требованиям. При ежедневном употреблении питьевой воды из семи ВРК (ул. Чехова, ул. Одесская, ул. Сочинская, ул. Ахметова, ул. Юматовская, ул. Станиславского, ул. Тимашевская) в течение всей жизни (70 лет) вероятность развития нежелательных эффектов для здоровья населения минимальна. Полученные результаты свидетельствуют, что в ВРК по ул. Олимпийской имеются высокие уровни риска при комбинированном поступлении химических соединений с питьевой водой, что может способствовать развитию неблагоприятных эффектов на здоровье населения.

1. Официальный сайт Министерства строительства Российской Федерации. Паспорт Федерального Проекта «Чистая вода». Доступно по: https://minstroyrf.gov.ru/upload/iblock/9a0/88020e9ed93742b78845763a395cd20e.pdf. Ссылка активна на 11 июля 2021 г.

2. Официальный сайт Правительства Республики Башкортостан. Паспорт Федерального Проекта «Чистая вода». Доступно по: https://pravitelstvorb.ru/ru/natsionalnoe razvitie/natsionalnye-proekty/g5.pdf. Ссылка активна на 11 июля 2021 г.

3. Территориальный орган Федеральный службы государственной статистики по Республике Башкортостан. Доступно по: https://bashstat.gks.ru/ Ссылка активна на 11 июля 2021 г.

4. Официальный сайт ГУП РБ «Уфаводоканал». Доступно по: https://www.ufavodokanal.ru/about/water/ Ссылка активна на 11 июля 2021 г.

5. СанПиН 1.2.3685–21 «Гигиенические нормативы и требования к обеспечению и (или) безвредности для человека факторов среды обитания».

6. МР 2.1.4.0032–11 «Интегральная оценка питьевой воды централизованных систем водоснабжения по показа- телям химической безвредности».

7. Р 2.1.10.1920–04 «Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду». 

Список литературы

1. Розенталь О.М., Александровская Л.Н. Рискориентированный подход к оценке качества воды источников питьевого водоснабжения // Гигиена и санитария. 2019. Т. 98. № 5. С. 563–569. doi: 10.18821/0016-9900-2019-98-5-563-569

2. Фридман К.Б., Новикова Ю.А., Белкин А.С. К вопросу об использовании методики оценки риска для здоровья в целях гигиенической характеристики систем водоснабжения. // Гигиена и санитария. 2017. Т. 96. № 7. С. 686–689. doi: 10.18821/0016-9900-2017-96-7-686-689

3. Клейн С.В., Вековшинина С.А. Приоритетные факторы риска питьевой воды систем централизованного питьевого водоснабжения, формирующие негативные тенденции в состоянии здоровья населения // Анализ риска здоровью. 2020. № 3. С. 49–60. doi: 10.21668/health.risk/2020.3.06

4. Зайцева Н.В., Сбоев А.С., Клейн С.В., Вековшинина С.А. Качество питьевой воды: факторы риска для здоровья населения и эффективность контрольно-надзорной деятельности Роспотребнадзора // Анализ риска здоровью. 2019. № 2. С. 44–55. doi: 10.21688/health.risk/2019.2.05.

5. Клейн С.В., Вековшинина С.А., Сбоев А.С. Приоритетные факторы риска питьевой воды и связанный с этим экономический ущерб // Гигиена и санитария. 2016. Т. 95. № 1. С. 10–14. doi: 10.18821/0016-9900-2016-95-1-10-14

6. Vetrimurugan E, Brindha K, Elango L, Ndwandwe OM. Human exposure risk to heavy metals through groundwater used for drinking in an intensively irrigated river delta. Appl Water Sci. 2017;(7):3267–3280. doi: 10.1007/s13201-016-0472-6

7. Тулакин А.В., Цыплакова Г.В., Амплеева Г.П. Региональные проблемы обеспечения гигиенической надежности питьевого водопользования // Гигиена и санитария. 2016. Т. 95. № 11. С. 1025–1028. doi: 10.18821/0016-9900-2016-95-11-1025-1028

8. Chen L, Zhou S, Shi Y, et al. Heavy metals in food crops, soil, and water in the Lihe River Watershed of the Taihu Region and their potential health risks when ingested. Sci Total Environ. 2018;615:141–149. doi: 10.1016/j.scitotenv.2017.09.230

9. Горяев Д.В., Тихонова И.В., Торотенкова Н.Н. Гигиеническая оценка качества питьевой воды и риски для здоровья населения Красноярского края // Анализ риска здоровью. 2016. № 3. С. 35–43. doi:10.21668/health.risk/2016.3.04

10. Sadeghi F, Nasseri S, Yunesian M, Nabizadeh R, Mosaferi M, Mesdaghinia A. Carcinogenic and non-carcinogenic risk assessments of arsenic contamination in drinking water of Ardabil city in the Northwest of Iran. J Environ Sci Health A Tox Hazard Subst Environ Eng. 2018;53(5):421–429. doi: 10.1080/10934529.2017.1410421

11. Пивоварова Е.А., Шибанова Н.Ю. Оценка канцерогенного риска здоровью населения республики Хакасия, обусловленного потреблением питьевой воды // Анализ риска здоровью. 2016. № 3. С. 44–52. doi: 10.21668/health.risk/2016.3.05

12. Ighalo JO, Adeniyi AG. A comprehensive review of water quality monitoring and assessment in Nigeria. Chemosphere. 2020;260:127569. doi: 10.1016/j.chemosphere.2020.127569

13. Ghahramani E, Maleki A, Kamarehie B, et al. Determination of heavy metals concentration in drinking water of rural areas of Divandarreh County, Kurdistan Province: Carcinogenic and non-carcinogenic health risk assessment. Int J Env Health Eng. 2020;9(1):14. doi: 10.4103/ijehe.ijehe_15_19

14. Saleh HN, Panahande M, Yousefi M, et al. Carcinogenic and non-carcinogenic risk assessment of heavy metals in groundwater wells in Neyshabur Plain, Iran. Biol Trace Elem Res. 2019;190(1):251–261. doi: 10.1007/s12011-018-1516-6

15. Ghafuri Y, Kamani H, Bazrafshan E, Atafar Z, Khazaie M, Mahvi AH. Cancer and non-cancer risk of arsenic in drinking water: a case study. Health Scope. 2017;6(4):e13013. doi: 10.5812/jhealthscope.13013

16. Duggal, V, Rani, A. Carcinogenic and non-carcinogenic risk assessment of metals in groundwater via ingestion and dermal absorption pathways for children and adults in Malwa Region of Punjab. J Geol Soc India. 2018;92:187–194. doi: 10.1007/s12594-018-0980-0

17. Chaudhry AK, Sachdeva P. Groundwater quality and non-carcinogenic health risk assessment of nitrate in the semi-arid region of Punjab, India. J Water Health. 2020;18(6):1073–1083. doi: 10.2166/wh.2020.121

18. Zhou Y, Li P, Chen M, Dong Z, Lu C. Groundwater quality for potable and irrigation uses and associated health risk in southern part of Gu’an County, North China Plain. Environ Geochem Health. 2021;43(2):813–835. doi: 10.1007/s10653-020-00553-y

19. Kaur L, Rishi MS, Siddiqui AU. Deterministic and probabilistic health risk assessment techniques to evaluate non-carcinogenic human health risk (NHHR) due to fluoride and nitrate in groundwater of Panipat, Haryana, India. Environ Pollut. 2020;259:113711. doi: 10.1016/j.envpol.2019.113711

20. Singh G, Rishi MS, Herojeet R, Kaur L, Sharma K. Evaluation of groundwater quality and human health risks from fluoride and nitrate in semi-arid region of northern India. Environ Geochem Health. 2020;42(7):1833–1862. doi: 10.1007/s10653-019-00449-6

21. Луговая Е.А., Степанова Е.М. Особенности питьевой воды Магадана и здоровье населения // Гигиена и санитария. 2016. Т. 95. № 3. С. 241–246. doi: 10.18821/0016-9900-2016-95-3-241-246

22. Абрамкин А.В., Рахманов Р.С. К вопросу о качестве питьевой воды систем централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения республики Мордовия // Здоровье населения и среда обитания. 2017. № 2 (287). С. 41–43. doi: 10.35627/2219-5238/2017-287-2-41-43

23. Богданова В.Д., Кику П.Ф., Кислицина Л.В. Гигиеническая оценка питьевой воды из подземных источников централизованных систем водоснабжения острова Русский // Анализ риска здоровью. 2020. № 2. С. 28–37. doi: 10.21668/health.risk/2020.2.03

24. Кику П.Ф., Кислицына Л.В., Богданова В.Д., Сабирова К.М. Гигиеническая оценка качества питьевой воды и риски для здоровья населения Приморского края // Гигиена и санитария. 2019. Т. 98. № 1. С. 94–101.

25. Механтьев И.И. Риск здоровью населения Воронежской области, обусловленный качеством питьевой воды // Здоровье населения и среда обитания. 2020. № 4 (325). С. 37–42. doi: 10.35627/2219-5238/2020-325-4-37-42


Об авторах

Л. Р. Рахматуллина
ФБУН «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека»
Россия

Рахматуллина Лилиана Рамилевна – младший научный сотрудник отдела медицинской экологии

ул. Степана Кувыкина, д. 94, г. Уфа, 450106

SPIN:8086-1520



Р. А. Сулейманов
ФБУН «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека»
Россия

Сулейманов Рафаил Анварович – доктор медицинских наук, заведующий отделом медицинской экологии

ул. Степана Кувыкина, д. 94, г. Уфа, 450106

SPIN-код: 8726-9274



Т. К. Валеев
ФБУН «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека»
Россия

Валеев Тимур Камилевич – кандидат биологических наук, старший научный сотрудник отдела медицинской экологии

ул. Степана Кувыкина, д. 94, г. Уфа, 450106

SPIN-код: 2571-7972



Н. Р. Рахматуллин
ФБУН «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека»
Россия

Рахматуллин Наиль Равилович – кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела медицинской экологии

ул. Степана Кувыкина, д. 94, г. Уфа, 450106

SPIN-код: 4351-1698



С. Ш. Рафиков
ФБУН «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека»
Россия

Рафиков Салават Шагитович – младший научный сотрудник отдела медицинской экологии

ул. Степана Кувыкина, д. 94, г. Уфа, 450106

SPIN-код: 3528-6732



З. Б. Бактыбаева
ФБУН «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека»
Россия

Бактыбаева Зульфия Булатовна – кандидат биологических наук, старший научный сотрудник отдела медицинской экологии

ул. Степана Кувыкина, д. 94, г. Уфа, 450106

SPIN-код: 4185-2579



Дополнительные файлы

Рецензия

Для цитирования:


Рахматуллина Л.Р., Сулейманов Р.А., Валеев Т.К., Рахматуллин Н.Р., Рафиков С.Ш., Бактыбаева З.Б. Оценка риска здоровью населения, обусловленного качеством вод централизованных систем водоснабжения (на примере частного сектора г. Уфы). Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2021;1(12):56-63. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-12-56-63

For citation:


Rakhmatullina L.R., Suleimanov R.A., Valeev T.K., Rakhmatullin N.R., Rafikov S.S., Baktybaeva Z.B. Assessment of Health Risks Posed by Water Quality in the Centralized Supply Network of Private Sector Housing in Ufa. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2021;1(12):56-63. (In Russ.) https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-12-56-63

Просмотров: 210


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-5238 (Print)
ISSN 2619-0788 (Online)