Preview

Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО

Расширенный поиск

Профессиональные риски здоровью сварщиков при сочетанном влиянии сварочного аэрозоля и охлаждающего микроклимата

https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-9-69-77

Полный текст:

Аннотация

Введение. Интенсификация экономической деятельности на территории северных регионов России требует углубления знаний об особенностях сочетанного влияния охлаждающего микроклимата и вредных производственных факторов.

Цель исследования — оценка риска развития нарушений здоровья у электрогазосварщиков (ЭГС) при работе в микроклимате с охлаждающими и допустимыми параметрами.

Материалы и методы. Был проведен сравнительный анализ условий труда и состояния здоровья ЭГС двух предприятий. В основную группу вошли 310 работников, подвергавшихся воздействию сварочных аэрозолей в условиях охлаждающего микроклимата подземного рудника. В контрольную группу были включены 282 работника вагоностроительного завода, работавших в цехах с допустимыми параметрами микроклимата.

Результаты. По данным периодического медицинского осмотра у ЭГС основной группы было установлено 499 хронических заболеваний, а контрольной – 230. В основной группе, по сравнению с контрольной, был повышен риск развития болезней органов пищеварения (ОР = 2,63; ДИ 1,47–4,70; р = 0,0006), мочеполовой системы (ОР = 6,55; ДИ 1,51–28,4; р = 0,004), костно-мышечной системы и соединительной ткани (ОР = 1,50; ДИ 1,14–1,97; р = 0,003), нервной системы (ОР = 5,29; ДИ 1,19–23,4; р = 0,014), кожи (ОР = 3,85; ДИ 1,61–9,18; р = 0,001), органов дыхания (ОР = 3,23; ДИ 1,84–5,69; р < 0,001), инфекционных и паразитарных болезней (ОР = 8,61; ДИ 2,03–36,5; р = 0,0004). Также в основной группе было меньше практически здоровых лиц и больше – с двумя и более заболеваниями (p < 0,001).

Заключение. У ЭГС, работающих в условиях охлаждающего микроклимата, были выявлены более значительные нарушения здоровья, чем у ЭГС, работающих в цехах предприятия с допустимыми параметрами микроклимата. Полученные результаты обусловливают необходимость разработки дополнительных медико-профилактических мероприятий для данной категории работников.

Для цитирования:


Поляковa Е.М., Сюрин С.А. Профессиональные риски здоровью сварщиков при сочетанном влиянии сварочного аэрозоля и охлаждающего микроклимата. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2021;29(9):69-77. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-9-69-77

For citation:


Polyakova E.M., Syurin S.A. Occupational Health Risks from Combined Exposure to Welding Fumes and Cold Environment for Welders. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2021;29(9):69-77. (In Russ.) https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-9-69-77

Введение. Вопросы сохранения здоровья работников, подвергающихся сочетанному воздействию охлаждающего микроклимата рабочих мест и других вредных производственных факторов, актуальны для России, особенно ее северных и восточных регионов [1–3]. Было доказано, что воздействие охлаждающего микроклимата повышает уровень общей [4] и профессиональной заболеваемости, в частности ускоряет развитие вибрационной болезни [5–7], способствует более ранней манифестации и прогрессированию сердечно-сосудистых заболеваний [8][9], влияет на формирование «циркумполярного гипоксического синдрома» [10], развитие скелетно-мышечных нарушений [11, 12], а также возникновение нарушений репродуктивной функции как у мужчин, так и у женщин [13][14].

В настоящее время профессия электрогазосварщика (ЭГС) является одной из наиболее распространенных и востребованных [15]. Известно, что в процессе сварки и резки металлов происходит образование опасных и вредных веществ, которые оказывают неблагоприятное воздействие на работника. К таким веществам относятся твердые и газообразные токсические вещества сварочного аэрозоля, состав которых зависит от сварочных материалов и свариваемых металлов, способов и режимов сварки и ряда других обстоятельств [16][17].

Среди профессиональных нарушений здоровья ЭГС наиболее распространена хроническая интоксикация марганцем [18]. Также отмечается высокая доля бронхолегочных заболеваний, вызванных воздействием сварочного аэрозоля [19]. Прежде всего это пневмокониоз, который выявляется обычно у ЭГС при стаже более 15 лет, и хронический бронхит, возникающий уже через 5 лет работы в профессии [20][21]. Кроме болезней органов дыхания у ЭГС выявлен высокий риск развития сердечно-сосудистых заболеваний [22], в частности установлена связь между ишемией миокарда и проведением сварочных работ [23].

Важно отметить, что труд ЭГС широко применяется на предприятиях всех отраслей, имеющих рабочие места с охлаждающим микроклиматом как на открытых площадках, так и в производственных помещениях [3][19]. Происходящая интенсификация экономической деятельности на территории «холодных» регионов Российской Федерации требует углубления знаний об особенностях сочетанного влияния охлаждающего микроклимата и вредных производственных факторов, включая сварочные аэрозоли.

Цель исследования заключалась в оценке риска развития нарушений здоровья у ЭГС при воздействии сварочных аэрозолей в микроклимате с охлаждающими и допустимыми параметрами.

Материалы и методы исследования. Изучены результаты специальной оценки условий труда (СОУТ) и периодических медицинских осмотров (ПМО) ЭГС подземных апатит-нефелиновых рудников (Мурманская область), составивших основную группу, и вагоностроительного предприятия (Ленинградская область), составивших группу контроля. Отличительным признаком условий труда двух групп было наличие (основная группа) или отсутствие (контрольная группа) охлаждающего микроклимата рабочих мест, а общим – экспозиция к сварочным аэрозолям. Все ЭГС были мужчинами.

Математико-статистическая обработка полученных результатов осуществлялась с применением программного обеспечения Microsoft Excel 2010 и Epi Info 7.0. Сравнение двух независимых выборок осуществляли с помощью t критерия Стьюдента. Рассчитывали относительный риск (ОР) развития хронической патологии и его 95 % доверительный интервал (ДИ). Различия структуры распределения качественных признаков оценивали с помощью критерия согласия χ2. Числовые данные представлены в виде абсолютных значений, процентной доли, среднего арифметического и стандартной ошибки среднего арифметического (M ± m). В качестве критерия статистической надежности выбран не менее чем 95 % доверительный интервал (р < 0,05).

Результаты исследования. Результаты СОУТ рабочих мест ЭГС основной группы показывают, что в составе твердой фазы аэрозоля, выделяющегося при сварке, на рабочем месте в зоне дыхания был обнаружен марганец в концентрациях 0,21–0,50 мг/м3 (ПДК – 0,6 мг/м3). Среднесменные концентрации марганца составили 0,23–0,31 мг/м3 (ПДК – 0,2 мг/м3). Среднесменные концентрации диЖелезотриоксида – 1,8–2,2 мг/м3, силикатсодержащей пыли – 1,85 мг/м3 – ниже значений предельно допустимых концентраций. Оценку газовой составляющей проводили по содержанию оксидов азота и оксида углерода. Концентрации определяемых веществ находились в диапазонах 5,9–14,4 мг/м3 (ПДК – 5 мг/м3); 21,3–40,8 мг/м3 (ПДК – 20 мг/м3) соответственно. Рассчитанный эффект суммации для оксидов азота и оксида углерода находится в диапазоне 1,3 4,0. Полученные данные позволяют оценить условия труда по химическому фактору как 3-й класс 1-й степени.

В подземных рудниках добыча руды и погрузочно-доставочные работы осуществляются в условиях охлаждающего микроклимата, что соответствует температуре воздуха, равной 3–8 ºС в холодный период года, повышенной влажности (до 100 %) и скорости движения воздуха до 2,0–4,0 м/с. По данным СОУТ микроклимат в подземных условиях имеет охлаждающий характер и соответствует классу 3.1. Эквивалентный уровень непостоянного шума на рабочем месте ЭГС при проведении ремонтных работ составляет 83–85 дБА, что превышает ПДУ – 80 дБА. Интенсивность ультрафиолетового излучения 200–315 нм (УФ-В + УФ-С) при использовании специальной одежды и средств защиты лица и рук составляет во время проведения сварочных работ 6,18 Вт/м2, 8,12 Вт/м2, 7,23 при ПДУ 1,0 Вт/м2 – класс 3.1.

ЭГС основной группы вынуждены длительное время в течение рабочей смены находиться в неудобной позе, в частности стоя – в течение 30 % времени, до 20 % смены – в фиксированной позе и до 20 % смены – в вынужденной позе, что позволяет оценить тяжесть труда ЭГС основной группы как 3-й класс – тяжелый труд 1-й степени.

При итоговой оценке полученных результатов установлено, что условия труда ЭГС основной группы оцениваются как вредные – 3-й класс 2-й степени. В качестве вредных факторов признаны химические вещества сварочных аэрозолей, шум, неионизирующие излучения, тяжесть труда.

Исследование условий труда ЭГС контрольной группы показало, что работы выполняются в помещении специально оборудованного сварочного поста с вытяжной вентиляцией, а также в производственных помещениях предприятия. В составе сварочного аэрозоля, выделяющегося в воздушную среду при сварке на оборудованном вентиляцией месте, концентрации марганца составляли 0,04–0,12 мг/м3 (ПДК – 0,6 мг/м3), фтористого водорода – 0,02–0,03 мг/м(ПДК – 0,5 мг/м3); концентрации диоксида азота, озона, оксида углерода находились ниже предела определения. При выполнении сварочных работ на участках технического ремонта оборудования содержание марганца в воздушной среде составило 0,7–1,8 мг/м3 (ПДК – 0,6 мг/м3), оксида углерода – 5–12 мг/м3 (ПДК – 20 мг/м3), фтористого водорода – 0,2–0,3 мг/м3 (ПДК – 0,5 мг/м3), диоксида азота – < 1 мг/м3 (ПДК – 2 мг/м3). Среднесменные концентрации диЖелезотриоксида находились в пределах 6,5–8,7 мг/м3. Полученные результаты позволяют оценить условия труда по химическому фактору как 3-й класс 1-й степени.

Оценка микроклимата в холодный период года на рабочих местах ЭГС показала, что фактические среднесменные значения температуры воздуха были в пределах 21,7–23,8 ºС, скорости движения воздуха – менее 0,1 м/с и относительной влажности – 17–33,4 %. Микроклимат всех производственных помещений соответствовал допустимому классу условий труда (класс 2).

Интенсивность ультрафиолетового излучения 200–315 нм (УФ-В + УФ-С) при использовании специальной одежды и средств защиты лица и рук ЭГС составляет во время проведения сварочных работ 6,18 Вт/м2, 8,12 Вт/м2, 7,23 при ПДУ 1,0 Вт/м2 – класс 3.1. По данным СОУТ, параметры физической, динамической и статической нагрузок, массы перемещаемых вручную деталей и заготовок, количество стереотипных региональных рабочих движений, рабочая поза (стоя – в течение 40 % времени, до 20 % смены – фиксированная поза и до 20 % – вынужденная поза) и другие показатели соответствуют тяжести труда 3-го класса – тяжелый труд 1-й степени.

В целом условия труда ЭГС оцениваются как вредные – 3-й класс 2-й степени. В качестве вредных факторов отмечены химические вещества сварочных аэрозолей, включая вещества фиброгенного действия, и тяжесть трудовых процессов (табл. 1).

Таблица 1. Общая оценка условий труда электрогазосварщиков сравниваемых групп
Table 1. General assessment of working conditions of gas and electric welders of the compared cohorts

ПМО был проведен у 310 и 282 работников основной и контрольной групп соответственно. Значимых различий по возрасту (41,2 ± 0,4 и 40,8 ± 0,6 лет, p = 0,579) и продолжительности стажа (8,56 ± 0,54 и 8,41 ± 0,52 лет, p = 0,841) между группами не отмечалось. У ЭГС основной группы было установлено 499 заболеваний одиннадцати классов (по МКБ 10), а контрольной – 230 заболеваний тринадцати классов (табл. 2).

Таблица 2. Структура патологии в сравниваемых группах работников, случаи (%)
Table 2. Distribution of diseases in the compared cohorts of workers by disease category, cases (%)

В обеих группах наиболее распространенным классом болезней были болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани (см. рисунок). Структура хронической патологии у работников двух сравниваемых групп отличалась по трем классам заболеваний. В основной группе больший удельный вес имели инфекционные и паразитарные заболевания (p = 0,022) и болезни органов дыхания (p = 0,029), а в контрольной – болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (p < 0,001) за счет более частого выявления ожирения. Кроме того, в основной группе была меньше доля практически здоровых лиц и больше – с двумя и более заболеваниями, диагностируемыми у одного работника (p < 0,001). Также в основной группе, по сравнению с контрольной группой, отмечалось большее число заболеваний, выявляемых у одного работника (p < 0,001).

Рисунок. Структура хронической патологии электрогазосварщиков при воздействии сварочных аэрозолей в микроклимате с охлаждающими и допустимыми параметрами
Figure. Distribution of chronic diseases in gas and electric welders exposed to welding fumes at cold and normal working temperatures by disease category

Общий риск развития болезней всех классов в основной группе был существенно выше, чем в контрольной группе: ОР = 1,37; ДИ 1,23–1,53; χ2 = 35,6; р < 0,001.Также он был выше для семи отдельных классов заболеваний, в том числе для болезней органов пищеварения (ОР = 2,63; ДИ 1,47–4,70; χ2 = 11,7; р = 0,0006), мочеполовой системы (ОР = 6,55; ДИ 1,51–28,4; χ2 = 8,53; р = 0,004), костно-мышечной системы и соединительной ткани (ОР = 1,50; ДИ 1,14–1,97; χ2 = 8,75; р = 0,003), нервной системы (ОР = 5,29; ДИ 1,19–23,4; χ2 = 6,10; р = 0,014), кожи (ОР = 3,85; ДИ 1,61–9,18; χ2 = 10,9; р = 0,001), органов дыхания (ОР = 3,23; ДИ 1,84–5,69; χ2 = 19,3; р < 0,001), инфекционных и паразитарных болезней (ОР = 8,61; ДИ 2,03–36,5; χ2 = 12,7; р = 0,0004). Изучено влияние изменений возраста на показатели здоровья ЭГС, осуществляющих сварочные работы в охлаждающем микроклимате и в микроклимате с допустимыми параметрами. Они были минимальными и проявлялись только большей долей болезней эндокринной системы у работников контрольной группы в возрасте 30–41 и 41–50 лет (табл. 3).

Таблица 3. Распространенность и структура заболеваний у лиц сравниваемых групп в зависимости от их возраста, случаи (%)
Table 3. The prevalence and distribution of diseases in workers of the compared cohorts by age, cases (%)


Примечание: числитель – основная группа; знаменатель – контрольная группа; # – статистически значимые различия (p < 0,05) внутри групп;
* – статистически значимые различия (p < 0,05) между группами.
Note: the numerator is the main cohort; the denominator is the reference cohort; # statistically significant differences (p < 0.05) within the cohorts;
* statistically significant differences (p < 0.05) between the cohorts.

Риск развития хронической патологии у работников основной группы, по сравнению с контрольной, был выше в возрасте до 30 лет (ОР = 2,22; ДИ 1,07–4,65; χ2 = 6,20; р = 0,0127), 31–40 лет (ОР = 1,51; ДИ 1,23–1,86; χ2 = 17,4; р < 0,001) и 41–50 лет (ОР = 1,39; ДИ 1,18–1,65; χ2 = 16,7; р < 0,001). Только в возрасте свыше 50 лет вероятность формирования заболеваний в обеих группах существенно не отличалась: ОР = 1,17; ДИ 0,97–1,42; χ2 = 2,81; р = 0,094.

Динамика показателей здоровья, связанных с увеличением возраста, в сравниваемых группах имела сходный характер, но была более выраженной в основной группе за счет более раннего (31–40 лет) увеличения доли лиц с полиморбидной патологией и числа заболеваний, диагностированных у одного работника (p < 0,001). В обеих группах в возрасте 41–50 лет происходило уменьшение числа практически здоровых лиц, а в возрасте более 50 лет – дальнейшее ухудшение показателей здоровья. Значимые различия определялись между сравниваемыми группами и проявлялись следующими признаками: большим числом заболеваний, выявляемых у одного работника в основной группе во всех возрастах (p < 0,05–0,001); большей долей лиц с полиморбидной патологией в возрасте 31–40 и 41–50 лет (p < 0,001); меньшей долей практически здоровых лиц в возрасте до 30 лет, 31–40 лет и 41–50 лет (p = < 0,05–0,001) (табл. 4).

Таблица 4. Влияние возраста на здоровье работников сравниваемых групп, случаи (%)
Table 4. Effects of age on the health status of workers in the compared cohorts, cases (%)

Изменения продолжительности стажа оказывали минимальное влияние на структуру хронических заболеваний в обеих группах. В основной группе отмечалось увеличение удельного веса болезней системы кровообращения при стаже более 50 лет по сравнению со стажем до 5 лет (p < 0,01). В группе контроля таких изменений структуры патологии не было. Между двумя группами отмечалось только одно отличие: при стаже 11–15 лет доля болезней эндокринной системы у работников контрольной группы была больше, чем в основной (p < 0,001) (табл. 5).

Таблица 5. Распространенность и структура заболеваний у работников сравниваемых групп в зависимости от стажа работы, случаи (%)
Table 5. The prevalence and distribution of diseases among workers of the compared cohorts by length of service, cases (%)


Примечание: числитель – основная группа; знаменатель – контрольная группа; #– статистически значимые различия (p < 0,05) внутри групп; * – статистически значимые различия (p < 0,05) между группами.
Note: the numerator is the main cohort; the denominator is the reference cohort; # statistically significant differences (p < 0.05) within the cohorts; * statistically significant differences (p < 0.05) between the cohorts.

В основной группе, по сравнению с контрольной, повышенный риск развития хронической патологии отмечался при стаже до 5 лет (ОР = 1,39; ДИ 1,97–1,70; χ2 = 10,4; р = 0,001), 6–10 лет (ОР = 1,5; ДИ 1,20–1,89; χ2 = 13,9; р = 0,0002) и 41–50 лет (ОР = 1,25; ДИ 1,00–1,55; χ2 = 4,49; р = 0,034). При стаже свыше 15 лет существенных различий между двумя группами не выявлялось (ОР = 1,13; ДИ 0,92–1,39; χ2 = 1,52; р = 0,218) (табл. 6).

Таблица 6. Влияние изменений стажа на здоровье работников сравниваемых групп, случаи (%)
Table 6. Effects of the length of service on the health status of workers of the compared cohorts, cases (%)

Увеличение продолжительности стажа у работников обеих групп приводило к снижению (p < 0,01) доли практически здоровых лиц, повышению (p < 0,01) доли работников с двумя и более заболеваниями, а также росту (p < 0,001) числа заболеваний, диагностируемых у одного работника (стаж 11–15 лет). Между группами отмечались существенные различия по величине долей практически здоровых лиц и лиц с полиморбидной патологией при стаже до 5 лет (p < 0,001), 6–10 лет (p < 0,001) и 11–15 лет (p = < 0,05–0,001). При всех четырех вариантах продолжительности стажа число заболеваний, выявляемых у одного работника, было больше в основной, чем в контрольной группе.

Обсуждение. Представленное исследование выявило у экспонированных к холоду ЭГС ряд данных, заслуживающих внимания и обсуждения. Прежде всего это существенно более высокий риск формирования у них хронических заболеваний, развитие которых непосредственно не связано с локальным или общим охлаждением организма. К их числу можно отнести диагностированные болезни кожи (остеофолликулит, дерматит, нейродермит), органов пищеварения (язва двенадцатиперстной кишки), инфекционные (хронический вирусный гепатит) заболевания.

Проведенный нами анализ отечественной и зарубежной научной литературы не позволил найти исследований с аналогичными целями и дизайном, поэтому у нас не было возможности сравнить полученные результаты с показателями других авторов. Однако можно выдвинуть гипотезу, что в основе наблюдаемого феномена лежит снижение устойчивости организма к инфекции, возникающее при действии сварочных аэрозолей в условиях охлаждения. Предположение основано на данных литературных источников, которые отмечают более быстрое истощение функциональных резервов организма, связанных с поддержанием температурного гомеостаза в охлаждающей среде [4][24][25].

Повышение риска развития инфекционных и кожных заболеваний, болезней мочеполовой системы, органов дыхания и пищеварения (инфекция Helicobacter pilori при язвенной болезни) возможно трактовать с указанных выше позиций. Также наши данные подтверждают факт повышения распространенности болезней органов дыхания при сочетанном воздействии вредных химических соединений (диоксид серы) и переохлаждения, хотя в цитируемом исследовании сварочные аэрозоли не изучались [4]. Меньше вопросов вызывает возникновение у ЭГС, работающих в условиях охлаждающего микроклимата, повышенного риска развития болезней костно-мышечной и нервной систем. Такие изменения у лиц, подвергающихся охлаждению, но не связанных со сварочными аэрозолями, были описаны ранее [11][12][26].

Также важно отметить, что охлаждение на рабочем месте сопровождалось уменьшением доли практически здоровых лиц, увеличением доли лиц с полиморбидной патологией и числа нозологических форм заболеваний, диагностируемых у одного работника. Эти изменения поддерживают вышеприведенные данные о повышении риска развития семи классов хронической патологии. Однако в любом случае полученные в ходе выполнения работы сведения являются предварительными и для их подтверждения необходимы дополнительные исследования.

Заключение. У ЭГС, экспонированных к сварочным аэрозолям в условиях охлаждающего микроклимата подземного рудника, были выявлены более значительные нарушения здоровья, чем у ЭГС, работающих в цехах предприятия с допустимыми параметрами микроклимата. Они проявлялись повышенным риском развития болезней органов пищеварения, мочеполовой системы, костно-мышечной и нервной систем, кожи и подкожной клетчатки, органов дыхания, инфекционных и паразитарных заболеваний. Помимо этого, среди ЭГС, подвергающихся охлаждению, отмечалось снижение удельного веса практически здоровых лиц, повышение доли лиц с полиморбидной патологией и числа хронических заболеваний, диагностируемых у одного работника. Полученные данные обусловливают необходимость разработки дополнительных медико-профилактических мероприятий для ЭГС, работающих в условиях охлаждающего микроклимата.

Список литературы

1. Горбанев С.А., Никанов Н.А., Чащин В.П. Актуальные проблемы медицины труда в Арктической зоне Российской Федерации // Медицина труда и промышленная экология. 2017. № 9. С. 50–51.

2. Салтыкова М.М., Бобровницкий И.П., Яковлев М.Ю. и др. Новый подход к анализу влияния погодных условий на организм человека // Гигиена и санитария. 2018. Т. 97. № 11. С. 1038–1042. doi: 10.18821/0016-9900-2018-97-11-1038-42

3. Полякова Е.М., Мельцер А.В., Чащин В.П., Ерастова Н.В. Гигиеническая оценка вклада охлаждающих метеорологических факторов в формирование профессионального риска нарушений здоровья работающих на открытой территории в холодный период года // Анализ риска здоровью. 2020. № 3. С. 108–116. doi: 10.21668/health.risk/2020.3.13

4. Чащин В.П., Сюрин С.А., Гудков А.Б., Попова О.Н., Воронин А.Ю. Воздействие промышленных загрязнений атмосферного воздуха на организм работников, выполняющих трудовые операции на открытом воздухе в условиях холода // Медицина труда и промышленная экология. 2014. № 9. С. 20–26.

5. Лахман О.Л., Колесов В.Г., Панков В.А., Рукавишников В.С. Шаяхметов С.Ф., Дьякович М.П. Вибрационная болезнь от воздействия локальной вибрации у горнорабочих в условиях Сибири и Севера. Иркутск, 2008. 204 с.

6. Burström L, Järvholm B, Nilsson T, Wahlstrцm J. White fingers, cold environment, and vibration – exposure among Swedish construction workers. Scand J Work Environ Health. 2010;36(6):509–513. doi: 10.5271/sjweh.3072

7. Сюрин С.А. О влиянии охлаждающего микроклимата на профессиональную патологию работников в Арктике // Безопасность и охрана труда. 2020. № 3 (84). С. 74–77.

8. Рахманов Р.С., Миханошина Н.В. К проблеме оценки риска здоровью населения в природно-климатических условиях Камчатки // Здоровье населения и среда обитания. 2014. № 3 (252). С. 7–9.

9. Bortkiewicz A, Gadzicka E, Szymczak W. Szyjkowska A, Koszada-Włodarczyk W, Makowiec-Dabrowska T. Physiological reaction to work in cold microclimate. Int J Occup Med Environ Health. 2006;19(2):123–131. doi: 10.2478/v10001-006-0020-y

10. Нагибович О.А., Уховский Д.М., Жекалов А.Н. и др. Механизмы гипоксии в Арктической зоне Российской Федерации // Вестник Российской Военно-медицинской академии. 2016. № 2(54). С.202–205.

11. Рахманов Р.С., Колесов С.А., Аликберов М.Х., Потехина Н.Н., Белоусько Н.И., Тарасов А.В. К вопросу о риске здоровью при влиянии погодно-климатических условий в холодный период года у работающих // Анализ риска здоровью. 2018. № 2. С. 70–77. doi: 10.21668/health.risk/2018.2.08

12. Farbu EH, Skandfer M, Nielsen C, Brenn T, Stubhaug A, Höper AC. Working in a cold environment, feeling cold at work and chronic pain: a cross-sectional analysis of the Tromsø Study. BMJ Open. 2019;9(11):e031248. doi: 10.1136/bmjopen-2019-031248

13. Ордиянц И.М., Побединская О.С., Макаева Д.А., Алиева Э.А. Цитометрическое прогнозирование невынашивания ранней беременности // Мать и дитя в Кузбассе. 2014. № 2 (57). С. 108–111.

14. Чёрная Е.Е., Попов А.Д., Каспарова А.Э., Юрина М.А., Шумилов С.П. Беременность и адаптация в условиях субарктического региона // Экология человека. 2018. № 12. С. 46–54. doi: 10.33396/1728-0869-2018-12-46-54

15. Маркова О.Л., Кирьянова М.Н., Плеханов В.П., Иванова Е.В. Факторы риска для здоровья электрогазосварщиков при использовании различных видов сварки // Медицина труда и промышленная экология. 2020. Т. 60. № 8. С. 502–510. doi: 10.31089/1026-9428-2020-60-8-502-510

16. Kirichenko KY, Agoshkov AI, Drozd VA, et al. Characterization of fume particles generated during arc welding with various covered electrodes. Sci Rep. 2018;21;8(1):17169. doi: 10.1038/s41598-018-35494-1

17. Лазаренков А.М. Исследование условий труда работающих в литейных цехах при выполнении сварочных работ // Литье и металлургия. 2019. № 3. С. 163–165. doi: 10.21122/1683-6065-2019-3-163-165

18. Park RM, Berg SL. Manganese and neurobehavioral impairment. A preliminary risk assessment. Neurotoxicology. 2018;64:159–165. doi: 10.1016/j.neuro.2017.08.003

19. Трушкова Е.А., Ладная Е.В. Особенности профессиональных заболеваний электросварщиков при выполнении сварочных работ на производстве // Молодой ученый. 2016. № 18.1 (122.1). С. 25–27. Доступно по: https://moluch.ru/archive/122/33781/ (дата обращения 07.06.2021).

20. Ильященко Д.П., Гришагин В.М. Сварочный аэрозоль как основной фактор, влияющий на безопасность труда сварщика // Сварочное производство. 2009. № 5. С. 51–54.

21. Riccelli MG, Goldoni M, Poli D, Mozzoni P, Cavallo D, Corradi M. Welding fumes, a risk factor for lung diseases. Int J Environ Res Public Health. 2020;17(7):2552. doi: 10.3390/ijerph17072552

22. Li H, Hedmer M, Kåredal V, et al. A cross-sectional study of the cardiovascular effects of welding fumes. PLoS One. 2015;10(7):e0131648. doi: 10.1371/journal.pone.0131648

23. Sjögren B, Fossum T, Lindh T, Weiner J. Welding and ischemic heart disease. Int J Occup Environ Health. 2002;8(4):309–311. doi: 10.1179/107735202800338597

24. Хаснулин В.И., Хаснулин П.В. Современные представления о механизмах формирования северного стресса у человека в высоких широтах // Экология человека. 2012. № 1. С. 3–11.

25. Солонин Ю.Г., Бойко Е.Р. Медико-физиологические аспекты жизнедеятельности в Арктике // Арктика: экология и экономика. 2015. № 1 (17). С. 70–75.

26. Farbu EH, Höper AC, Brenn T, Skandfer M. Is working in a cold environment associated with musculoskeletal complaints 7–8 years later? A longitudinal analysis from the Tromsø Study. Int Arch Occup Environ Health. 2021;94(4):611–619. doi: 10.1007/s00420-020-01606-6


Об авторах

Е. М. Поляковa
ФБУН «Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора
Россия

Полякова Екатерина Михайловна – младший научный сотрудник отдела исследований среды обитания и здоровья населения в Арктической зоне Российской Федерации

2-я Советская ул., д. 4, г. Санкт-Петербург, 191036, Российская Федерация



С. А. Сюрин
ФБУН «Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора
Россия

Сюрин Сергей Алексеевич – д.м.н., главный научный сотрудник

2-я Советская ул., д. 4, г. Санкт-Петербург, 191036, Российская Федерация



Рецензия

Для цитирования:


Поляковa Е.М., Сюрин С.А. Профессиональные риски здоровью сварщиков при сочетанном влиянии сварочного аэрозоля и охлаждающего микроклимата. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2021;29(9):69-77. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-9-69-77

For citation:


Polyakova E.M., Syurin S.A. Occupational Health Risks from Combined Exposure to Welding Fumes and Cold Environment for Welders. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2021;29(9):69-77. (In Russ.) https://doi.org/10.35627/2219-5238/2021-29-9-69-77

Просмотров: 135


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-5238 (Print)
ISSN 2619-0788 (Online)